Путь Макрона: счастье в России и недовольство во Франции

10 июля в Санкт-Петербург прибыл президент Франции Эммануэль Макрон — политик захотел поддержать национальную команду во время матча с Бельгией на ЧМ-2018. Сборная победила в присутствии своего президента и вышла в финал, однако в самой Франции Макрон столкнулся с трудностями — его рейтинги стремительно падают из-за проводимых им непопулярных реформ. Чем недовольство французов может угрожать Макрону, разобралась «Газета.Ru».

Президент Франции Эммануэль Макрон 10 июля прибыл в Россию, чтобы поддержать французскую сборную во время полуфинала чемпионата мира по футболу. При этом изначально Макрон планировал посетить только финал чемпионата, если в ней будет принимать участие Франция.

О решении Макрона скорректировать свое расписание и приехать в Санкт-Петербург 10 июля на матч Франция — Бельгия стало известно 6 июля, когда французские футболисты вышли в полуфинал, обыграв сборную Уругвая со счетом 2:0.

В то время как французский лидер меняет свои планы, чтобы поддержать национальную команду, на родине он сталкивается со значительными трудностями. Макрон уже второй год проводит непопулярные реформы, подрывающие доверие французских граждан.

Об этом говорят результаты недавних опросов общественного мнения. Так, по данным французской газеты Le Figaro, рейтинг поддержки Макрона сейчас составляет всего 32%. Результаты опроса, проведенного Институтом изучения общественного мнения KANTAR Sofres в мае, тоже оказались неутешительными — к концу первого года президентства Макрона его рейтинг одобрения упал до 34%.

Реформы «президента богачей»

За первый год своего президентства Эммануэль Макрон успел провести ряд реформ в налоговой, социальной и трудовой сфере, которые не встретили поддержки со стороны большей части населения Франции.

За отмену так называемого «солидарного налога на состояние» нынешний глава Франции получил прозвище «президент богачей». Раньше этот налог платили все французы, чье суммарное состояние превышало 1,3 млн евро, однако Макрон упразднил его, оставив лишь налог на дорогую недвижимость.

При этом теперь налогами не облагаются ценные бумаги, поэтому критики реформы охарактеризовали новый закон как «подарок для богачей». По данным газеты Financial Times, в результате этой реформы 100 богатейших домохозяйств Франции сократили налоговые выплаты в среднем на 582 тыс. евро.

Еще одна налоговая мера, не устраивающая французское население, касается повышения социального налога. Его увеличение было заложено в законе о бюджете Франции на 2018 год. Эти меры коснулись более половины французских пенсионеров — тех, кто получает пенсию в размере более 1,2 тыс. евро.

По оценкам правительства, около 20-25% пенсионеров будут платить на несколько десятков евро в год больше, в то время как наиболее «состоятельным» пенсионерам (с пенсиями от 1750 евро) придется отдавать государству по несколько сотен евро ежегодно.

Весной этого года по Франции прокатилась волна протестных акций с участием пенсионеров, недовольных повышением социального налога. Однако это не убедило Макрона изменить проводимую им политику — в марте в ответ на жалобу о повышении выплат он призвал «попытаться помочь ему перезапустить экономику ради молодых».

«Это [повышение налогов] всегда неприятно, но так оно и есть», — заявил Макрон.

Стоит отметить, что во Франции насчитывается 15 млн пенсионеров, среди которых обычно фиксируется самая высокая явка на выборах. Повышение социального налога затронуло 8 млн человек.

В сентябре прошлого года был также изменен трудовой кодекс. В рамках реформы была существенно упрощена процедура увольнения сотрудников, а также ограничено участие профсоюзов при составлении трудовых контрактов. Воспользовавшись этими нововведениями, руководство компании Peugeot — одного из крупнейших французских производителей автомобилей — решило уволить свыше 2,2 тыс. человек, а крупная сеть супермаркетов Carrefour — 2,4 тыс.

Реформа трудового законодательства вызвала протест со стороны профсоюзов и наемных рабочих. Их недовольство вылилось в массовые протесты и забастовки.

Руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН Юрий Рубинскийотмечает, что в первый год своего президентства Макрон проводил весьма непопулярные реформы, и у протестов со стороны французов будут последствия.

«Второй год своего президентства он начинает с углубления социальных реформ, которые, как он надеется, будут приняты позитивно. Прежде всего, речь идет о борьбе с безработицей путем расширения профессионального обучения, ученичества на предприятиях, постоянного обучения на протяжении трудовой карьеры и так далее», — продолжает эксперт.

По его словам, за счет этого Макрон намерен повысить свой рейтинг перед выборами в Европарламент, которые состоятся в 2019 году.

«За этот год во Франции было проведено рекордное количество глубоких реформ, отклики на них были разными и они затронули интересы широких кругов, — признает эксперт. — Макрон твердо убежден, что предпринятые им меры по обновлению страны — неизбежность и альтернативы этому нет».

В то же время Рубинский считает, что сейчас серьезной угрозы положению Макрона нет: «Он очень активен на международной арене, он побил все рекорды по количеству стран, которые посетил, и государственных деятелей, с которыми он встретился. Но результаты пока довольно ограничены, хотя в среднем рейтинги показывают, что большая часть французов считают, что он улучшил образ Франции за рубежом».

В свою очередь, научный сотрудник отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Павел Тимофеев подчеркивает, что именно выборы в Европарламент станут ближайшим электоральным испытанием для Макрона. Если в этом году Франция столкнется с серьезными проблемами, то французы «могут высказать свое „фи“ и отдать голоса за оппонентов Макрона из оппозиции на выборах в Европарламент».

«Это станет важным симптомом и сигналом для Макрона, что он что-то делает неправильно», — отмечает эксперт.

Он слишком много тратит

Французы недовольны своим президентом и из-за постоянных скандалов, связанных с его расточительностью. Один из них разгорелся буквально в первые месяцы президентства Макрона, когда французские СМИ выяснили, что с мая по август 2017 года президент потратил 26 тыс. евро на услуги визажиста.

В середине июня 2018 года Макрон вновь возмутил французских граждан, закупив в Елисейский дворец роскошный фарфоровый сервиз из 1200 предметов. Посуда, которую выбирала лично первая леди Брижит Макрон, обошлась французским налогоплательщикам в 50 тыс. евро.

Правда, эти цифры назвали в самом Елисейском дворце. Согласно расследованию, проведенному французским сатирическим журналом Le Canard enchaîné, реальная стоимость фарфора была в десять раз выше — по данным издания, в действительности сервиз стоил полмиллиона евро.

Кстати, этот же журнал во время президентской кампании 2017 года сумел лишить поддержки одного из главных фаворитов предвыборной гонки — экс-премьера Франции, республиканца Франсуа Фийона. Тогда издание выяснило, что супруга Фийона Пенелопа на протяжении восьми лет фиктивно работала его помощницей и получала за это зарплату из фонда, предназначенного для оплаты службы парламентариев.

Наконец, в конце июня Макрона раскритиковали за планы обустроить личный бассейн стоимостью 34 тыс. евро во дворе резиденции — в Форте де Брегансон, где некогда отдыхал Шарль де Голль.

Хотя здание XVII века имеет выход к персональному пляжу, французский президент настаивал на создании более приватной среды для купания. В офисе Макрона заявили, что обеспечение безопасности президента и членов его семьи во время прогулок к пляжу обошлось бы гораздо дороже, чем сооружение бассейна.

По словам научного сотрудника отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Павла Тимофеева, подобные истории могут аукнуться Макрону в случае, если в ближайшие годы экономическая конъюнктура во Франции ухудшится.

«Если к 2022 году экономическая конъюнктура пойдет вниз, если его трудовые реформы дадут негативный «выхлоп», и Франция окажется на грани экономического кризиса, то истории с макияжем станут только вишенкой на торте. И тогда далеко не факт, что президента Макрона переизберут», — считает эксперт.

Однако, отмечает Тимофеев, за первый год президентства Макрона экономическая конъюнктура в целом улучшилась, и, если так будет продолжаться до 2022 года, когда во Франции состоятся следующие президентские и парламентские выборы, то «все подобные истории останутся просто популярными байками».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *